АР Крым: Лечение туберкулеза «за решеткой»

Лечение туберкулезаУровень заболеваемости туберкулезом в Крыму достаточно высок, как, впрочем, и по всей Украине. В чем причина его роста – еще предстоит выяснить, хотя некоторые из медицинских чиновников готовы утверждать, что количественный рост заболеваемости частично произошло из-за улучшения диагностики туберкулеза в Украине и широкое внедрение экспресс-диагностики. Однако существует устоявшееся мнение о том, что основной группой риска среди носителей туберкулеза являются граждане, отбывающие наказание в местах лишения свободы. С этим утверждением готов спорить врач Геннадий Прокудин, который больше года работает фтизиатром в более закрытом заведении столицы Крыма – Симферопольском следственном изоляторе, где содержатся граждане, подозреваемые в совершении преступлений или уже осуждены, ожидающих своей отправки непосредственно в колонию. Среди них есть и больные туберкулезом, многие из которых узнали об этом уже за решеткой.

ЛП Геннадию Александровичу, действительно в следственном изоляторе так много больных туберкулезом, это представляет угрозу для всего общества?

– Никакой массовости в появлении больных нет – к нам поступают только несколько человек в год, в которых действительно диагностирован туберкулез. Более того, скажу, что по сравнению с гражданской поликлиникой, где я до этого работал, в СИЗО таких пациентов оказывается немного. И утверждать, что они заражаются здесь, я не могу: чаще подследственные поступают к нам уже больны. Первичные обязательные обследования они проходят в милиции, в изоляторах временного содержания, где им делают флюорографическое обследование и выявляют заболевания. У нас таких арестантов помещают в туберкулезный блок, где они продолжают (или начинают) свое лечение, тем более, что всеми необходимыми для этого лекарствами и дополнительным питанием мы их обеспечиваем. Там больные с открытой формой заболевания содержатся отдельно от тех, кто болеет легкую форму. Но нужно понимать, что у нас не больница, а не санаторий, а тюрьма, следовательно надо учитывать режим содержания, который не дает возможности широкого обследования спецконтингента, проведения некоторых специальных процедур и т.п.. Некоторые виды лечения также имеют ограничения. Повторюсь – у нас не больница, но все обязательные препараты больные получают и, конечно, бесплатно. Другое дело, что, например, витамины или дополнительные лекарства сюда, в изолятор, больным туберкулезом покупают и передают родственники.

ЛП Бывает, что ваши подопечные отказываются от лечения?

– Такое случается крайне редко, по крайней мере, за мою практику. Конечно, на «отказников» мы составляем акты, но, поверьте, это единичные случаи. Бывает у них такое состояние подавленное, что ничего не хочется, но как только такие больные начинают себя чувствовать хуже, они тут же прекращают медицинское «голодание». А за несколько месяцев пребывания в изоляторе они не только полноценно лечатся, но часто бывает, что и полностью избавляются от недуга. И это, заметьте, в тюремных условиях. А если после вынесения приговора такие пациенты отправляются на этап, они помещаются для отбывания наказания в так называемые «тубзоне», где продолжается их лечения.

Кстати, по закону мы не имеем права принимать следственный изолятор граждан, страдающих от тяжелой формы туберкулеза, за что нас не раз критиковала прокуратура. Таким больным требуется специальное лечение, поэтому они отправляются в тубдиспансер на окраину города, где лечатся, находясь, по сути, под стражей.

ЛП Существует мнение, что, выходя на свободу, бывшие заключенные опасны для окружающих – ведь бывает, что такого заключенного просто освобождают от отбывания наказания по болезни?

– Есть процедура так называемого актирования, и касается она больных не только туберкулезом, но и на другие тяжелые болезни. Здесь наша задача состоит в том, чтобы дать объективную оценку состояния осужденного пациента, а вот решение о том, освободить его от наказания или нет, на основании нашего акта выносит уже суд. Такие больные, как правило, находятся в больницах даже после освобождения, где, к сожалению умирают через некоторое время. Но это случается редко – единицы в год. В системе исполнения наказаний мы можем предоставлять, сами понимаете, посильную медицинскую помощь.

Мы обязательно отслеживаем путь наших пациентов, которые выходят на свободу и обязаны лечиться от туберкулеза. Даем по месту жительства выписку о состоянии здоровья, требуем расписку о том, что пациент обязательно обратится в медицинское учреждение и даже звоним туда и предупреждаем, чтобы его ждали, и сообщаем, какое лечение он у нас получал. То есть, ведем учет таких больных, чтобы они ни в коем случае не терялись, ведь бывает, что освободился гражданин без определенного места жительства, едет, например, не в Алушту (как заявил при выходе на свободу), а в другой город Украины. Но таких немного, и на общую картину заболеваемости туберкулезом они не влияют.

Скажу, что многие больные сами виноваты в том, что заболели – такой ненормальный образ жизни, ведет наш спецконтингент, а это и курение, и алкоголь, и многие другие факторы, автоматически «вводит» их в группу риска.

Share Button
[an error occurred while processing the directive]