Отечественная трансплантология: путь в никуда?

трансплантологияЗакон «О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку», который сегодня действует в Украине, принятый еще в 1999 году. С тех пор произошли организационные изменения в сфере здравоохранения, оказались пробелы и недостатки его положений. В апреле в парламенте зарегистрирован проект Закона «О внесении изменений в Закон Украины «О трансплантации органов и других анатомических материалов человеку »(относительно установления правовых отношений, условий и порядка применения трансплантации). Больше всего споров велось вокруг предложения изменить действующую презумпцию несогласия на презумпцию согласия в ст. 16 Закона. Многие специалисты утверждают, что именно эта законодательная норма способна дать зеленый свет дальнейшему развитию отечественной трансплантологии. Прошло несколько месяцев, но ситуация практически не изменилась. В Раде также дискутируют, а люди тем временем умирают, не дождавшись донора. В связи с этим 28 мая состоялась пресс-конференция на тему «Проблемы трансплантологии». Обсуждались отсутствие в Украине аллогенных трансплантаций костного мозга, финансирование программы Министерства здравоохранения Украины «Лечение за рубежом», необходимость принятия Закона Украины «О трансплантации» и другие. В мероприятии приняли участие директор координационного центра трансплантации органов, тканей и клеток МЗ Украины Руслан Салютин и президент благотворительного фонда «Помощь онкобольным детям» Валентина Маркевич.

Руслан Салютин:
Наша страна не поддерживает мировые стандарты
Сейчас нет направления в медицине, который бы развивался динамичнее трансплантологии – это наука занимает ведущие позиции во всех странах мира. Практически везде ведется напряженная работа по разработке новых методов использования трансплантации при лечении тяжелых заболеваний. К большому сожалению, наша страна не поддерживает мировые тенденции: львиная доля денег, которые выделяются на трансплантологии, направленные на лечение за рубежом. А развитие этой отрасли должно быть национальным приоритетом. Если мы не будем его развивать сейчас, то все время обращаться к «кого-то» и вывозить свои средства за границу. Финансируя чужую медицину, мы финансируем чужую государство. Как и происходит сейчас с республикой Беларусь. Например, за средства, полученные за трансплантацию одной почки гражданину нашей страны, белорусы делают 5-6 трансплантаций своим гражданам. Почему мы до сих пор не можем наладить систему трансплантации у себя в Украине? Ведь те законодательные инициативы, которые в настоящее время рассматриваются правительством (проект Закона Украины «О внесении изменений в Закон о трансплантации»), могут обеспечить предоставление качественной медицинской помощи гражданам Украины дома, сэкономить государственный бюджет и снизить социальную напряженность. У нас только органной трансплантации требует более 4 тысяч человек, а мы можем обеспечить только сотни. Это нормально для государства, которое считает себя европейской? Уровень развития трансплантологии в нашей стране один из самых низких. Сейчас мы отправляем за границу для выполнения трансплантации, а что будет завтра? Мы будем пользоваться услугами иностранных клиник для операции по поводу острого аппендицита?

В прошлом году было выполнено около 80 трансплантаций костного мозга. Практически все они аутологичные. Такие трансплантации составляют 70% от общего количества. Остальные – трансплантации чужеродного материала, из которых 15% – от родственных доноров и 15% – от неродственных, для них, собственно, и нужен реестр доноров.
В России, например, с 1992 года практически в каждом регионе открываются центры трансплантации костного мозга. В Украине же на сегодняшний день существует четыре центра трансплантации костного мозга ОХМАТДЕТ, детский городской центр трансплантации костного мозга, Национальный институт рака и отдел на базе Института неотложной хирургии
им. В.К. Гусака (Донецк). Еще один пример. Украина такая же по территории, как Испания – там таких центров 45. А из наших четырех реально работает лишь два – ОХМАТДЕТ и городской центр трансплантации костного мозга, который, кстати, давно пора передать под эгиду Минздрава, поскольку городская власть не способна его финансировать. Он может выполнять около 120 трансплантаций в год, а выполняет около 50 – в лучшие времена.

Я хочу, чтобы все поняли: трансплантация костного мозга – рутинная операция, когда процесс налажен. А многие наши гематологов и до сих пор считают пациентов, которым показана эта операция, смертниками. Они живут реалиями 70-х годов, не зная, что десятилетняя выживаемость сейчас достигает 98%. К тому же, большинство наших специалистов лечат онкогематологическими болезни тоже «по старинке». В результате мы получаем пациентов, которым автотрансплантацию уже невозможно выполнить, а аллогенной материал у родственников подобрать не получается. Такие люди обречены на очередь и неблагоприятный исход.

Валентина Маркевич: умирающий дети никого не интересуют
Наш Фонд «Помощи онкобольным детям» находится в городе Сумы. Я являюсь членом коллегии Минздрава от общественной организации, представляю интересы онкобольных детей. Наша «история» с детьми, которым необходима трансплантация, началась с маленькой девочки – ей нужен неродственных доноров. Мы нашли клинику в Италии, согласилась помочь, даже получили счет-фактуру. И тогда я узнала о программе, которая действует в Украине, и попыталась встать на очередь, чтобы помочь этому ребенку. На тот момент финансирование программы было минимальным и на очереди стояло 24 ребенка. За два года стояния в очереди мы увидели только один результат – 10 детей погибли. Тогда мы решили привлечь внимание общественности к проблемам трансплантации костного мозга и добиться увеличения финансирования. С помощью телевидения, куда приглашали разных политиков, нам удалось добиться увеличения бюджета на трансплантацию за рубежом до
30 млн грн. Лечение одного ребенка в чужой стране обходится около 200 тыс. евро. В Украине трансплантацию от неродственного донора можно провести за 600 тыс. грн. Получается, что для государства «выгоднее» вывезти средства за границу, чем наладить собственную систему трансплантации?

Эти события произошли в конце 2010 года. Деньги были выделены, но пошли, видимо, «не на те нужды». Потом нам удалось инициировать создание реестра доноров костного мозга, который опять же не функционирует нормально из-за недофинансирования. Сейчас мы собрали рабочую группу, которая занялась вопросами трансплантации костного мозга от неродственного донора. Подготовлено документ, который будет передан на рассмотрение президенту. В мае этого года нам удалось увеличить финансирование на лечение онкобольных детей до 38 млн. На данный момент в списке 21 ребенок. У государства «выходит» пролечить одного ребенка в месяц. Четверо из очереди нуждающихся в пересадке органов, которую могут сделать и у нас в стране – был бы принят Закон «О трансплантации».
Когда наши мамы, у которых умирают дети, приходят на прием к чиновникам, им отвечают, что они – «статистическая единица» ! Дети – «статистические единицы»! Их судьбы никого не интересуют! Кто ответит за жизни детей, не дождались своей очереди?

Share Button
[an error occurred while processing the directive]