Хорошо лечить от болезни, если ее нет

Хорошо лечить от болезни, если ее нетКак одному из вице-президентов Украинской ассоциации врачей дерматовенерологов и косметологов, Александру Ивановичу Хари хорошо известны проблемы и перспективы медицины в целом и отрасли в частности. Разговор с главным врачом областного коммунального клинического кожно-венерологического диспансера, человеком эрудированным, с прекрасным чувством юмора, я начала с популярного среди молодежи анекдота. Звонит девушка парню на мобильный: «Ты где?” – “Еду в кожвендиспансер. За тобой заехать? »

– О, если бы этот анекдот стал реальностью, мы могли радоваться, – заметил мой собеседник. – И хотя в нашей области регистрируется сравнительно немного случаев заболеваний, передающихся половым путем, мы находимся на том этапе, когда количество переходит в качество. Имею в виду, в частности, сифилис.

По словам Александра Ивановича, борьбой, которая ведется сейчас с ВИЧ-инфекцией и СПИДом, мы несколько затмили проблему сифилиса. А она остается и с каждым годом растет. На Тернопольщине регистрируют бы и немного – 200-250 случаев этой болезни в год. Но только узкие специалисты знают, что большинство – это скрытый, поздний сифилис. Страшно, что есть уже и случаи сифилитического поражения сердечно-сосудистой, нервной систем и головного мозга.

– К счастью, нам удалось спасти жизни этих больных, – говорит врач. – Не здоровье. Потому результат такой болезни – инвалидность. И малейшая ошибка врача могла быть фатальной для этих пациентов. Такие случаи, конечно, – крайность. В целом позднего и скрытого сифилиса очень много.

Сложившаяся ситуация – следствие нашего равнодушия к собственному здоровью. Вот вспомните: когда вы обследовались, сдавали анализы? ..

– У нас бытует мнение: то, что ничего не стоит, ничего не стоит. Но это не так! – Уверяет А. И. Хара. – И необходимость беспокоиться о собственном здоровье должна быть у каждого! Поздние формы сифилиса обнаруживаем прежде всего потому, что люди не обращают на себя внимания. Ну, есть какая-то язва. Не болит, не чешется, сама заживает – и хорошо. И никто не спешит к врачу. А утраченного здоровья не вернешь.

– В чем же причина? – Интересуюсь. – В низкой нравственности общества или недоработке медиков?

– Когда-то говорили: если мораль человека основывается на страхе заболеть, то грош цена такой морали. К сожалению, много моральных констант в современном обществе исчезает. К тому же люди перестали бояться сифилиса. В рекламе обещают: четыре инъекции – и болезни нету. К сожалению, это неправда.

Александр Иванович рассказывает, что 33 года назад, когда он начинал врачебную карьеру, от сифилиса лечили суммарно 450 дней. Но когда врач прощался с пациентом после завершения курса, то был уверен в результатах, считал, что на 99,99% он здоров. И практика это подтверждала. Сейчас, когда курс лечения, скажем, 28 дней, пациент приходит к врачу с положительными реакциями на сифилис, а уходит от него с надеждой, что постепенно они нормализуются. Но у трети больных этого не происходит. То есть сейчас дать гарантию, что пациент выздоровел, врач не может.

– Что – неправильный подход к лечению?

– Понимаете, мы слишком быстро побежали в Европу. Это как в известном анекдоте. Выступая на XXII съезде партии, Никита Сергеевич сказал, что нам нужно догнать и перегнать Америку. Голос из зала: «Догнать надо, а перегонять нельзя». – «Почему?» – «Потому что будет видно, что у нас штаны порваны». Так и здесь. В Европе не отслеживают отдаленных последствий сифилиса. Мы же делаем это на протяжении трех-пяти лет после завершения лечения. И результаты нас совсем не радуют.

И еще. Когда мы впервые встречаемся с больным сифилисом, то предупреждаем: отныне и вовек вы не можете быть донором, – продолжает врач. – К сожалению, наши пациенты не всегда прислушиваются к этим словам. Поэтому почти каждую неделю я получаю со станции переливания крови сообщение, что у кого-то из доноров положительные серологические реакции. Как известно, контингент доноров у нас очень разнообразный. Кто сдает кровь ради спасения ближнего, а кто – ради рюмки.

Около тридцати структур в области занимаются частной практикой в ​​области дерматовенерологии, акушерства и гинекологии. Согласно нормативам Министерства здравоохранения и Закона Украины «О государственной статистике» они обязаны подавать в областной кожвендиспансер отчет по выявлению венерических заболеваний. Не фамилия больных – их количество. Как уверяет Александр Иванович, отчеты подают только два учреждения со всей области. Неужели в другие заведения не обратилась ни один человек с сифилисом, гонореей, хламидиями, уреаплазмами?

Чтобы понять суть проблемы, следует обратиться к опыту той же Европы. Если в цивилизованной, как мы привыкли говорить, стране врач обнаружил болезнь, передающаяся половым путем, он заинтересован ее зарегистрировать и соответственно отчитаться. Во многих странах расходы на таких больных частном врачу компенсирует государство. Скажем, в столице Финляндии есть только две лаборатории: университетская и муниципальная. И все анализы направляют туда. Есть ли смысл врачу скрывать результаты анализов? Нет, иначе не получит страхового возмещения.

– Статистика венерических заболеваний в областях Украины очень отличается. А этого не должно быть, – утверждает мой собеседник. – Значит, врачи или не хотят подавать правдивые данные, или не уверены в результатах обследования. Не раз случалось: проверяем результаты анализа, сделанного в частной лаборатории, а никакого сифилиса и близко нет. Как говорил мой предшественник Абрам Соломонович Дембович, который проработал на должности главного врача 27 лет, очень хорошо успешно лечить от венерической болезни там, где ее нет.

С другими венерическими болезнями ситуация не лучше. Заболеваемость гонококковой инфекцией в области, может, несколько выше, чем в среднем по Украине. Но и это – айсберг в океане самолечения и неквалифицированной медицинской помощи в частных структурах без соответствующей регистрации случаев заболевания, убежден Александр Иванович.

– Люди годами лечат хронические воспалительные процессы половой сферы. Но каждый специалист должен понимать, что в основе такого недуга может быть инфекция. Просто надо тщательно искать ее возбудитель. Был случай, когда гонорею нашли в двадцать третий анализе! – Рассказывает врач. – Нужно обязательно установить причину заболевания у женщины и обследовать ее мужа, а не лечить пациентку бесконечно. Как говорит народная мудрость, чтобы хорошо выдоить корову, нужно крепко привязать. Печально, что часто мои коллеги привязывают пациентов к себе болезнью, с которой действительно можно справиться.

К слову, еще один анекдот. Династия врачей. Сын приходит к отцу и гордо говорит: «Папа, ты этого человека лечил пятнадцать лет, а я его вылечил за неделю» – «Дурак! Благодаря ему я изучил и тебя, и твою сестру! “У нас же нецивилизованный частная врачебная практика. И если государство не вмешается, последствия для общества будут плачевны.

Share Button
[an error occurred while processing the directive]