You are here

Как избежать желчекаменную болезнь?

камни в желчном пузыре
камни в желчном пузыре
камни в желчном пузыре

Жизнь таких больных напоминает переход по минному полю. Стоит им только расслабиться, забыть о камни в желчном пузыре – возникают спазмы, внезапные и очень болезненны. Нейтрализовать их можно только сильнодействующими препаратами. А после того как ужасный приступ боли проходит, больной со страхом ждет следующего. Когда снова придется вызывать «скорую»? Через неделю? Через месяц? Через год? Большинство таких страдальцев на долгие годы становятся заложниками собственного заболевания. Они живут в постоянной тревоге, вновь возьмет болью, активно обращаются к бабушкам-знахарок, всевозможных экстрасенсов. Но опасность не только в приступах боли, настолько нерегулярных, что между одним и последующим может пройти полгода. Беда в том, что конкременты в желчном пузыре вызывают воспаление этого органа и соседних, а людей с обострениями желчекаменной болезни – панкреатитами и желтуха – приходится спасать в ургентной хирургии.

Опий для Олеси
Ужасные боли в районе печени мучили Олесю давно, еще с детства. Сначала ставили диагноз «спазм желчных протоков». «Когда я заболела, аппарата УЗИ еще не было на каждом шагу, и врачи долго не могли толком сказать, какая у меня болезнь», – рассказывает Олеся. Когда наконец ультразвуковое исследование стало для него доступным, нашли камни в желчном пузыре. Это из-за него случались приступы такой боли, что девушке хотелось не жить, вообще перестать существовать в этом мире. Нападение мог постигнуть ее где угодно: дома, на уроке, на отдыхе, в дороге. Против него не помогали никакие «но-шпы» и подобные таблетированные обезболивающие, спасали разве что инъекции папаверина, не такого уж и безопасного для здоровья препарата, поскольку это алкалоид опия, который пагубно влияет на печень. Не раз и не два к Олесе приходилось вызывать «скорую», чтобы снять приступ боли, вызванной желчнокаменной болезнью. А однажды, когда «скорая» все никак не ехала, боль доймав, а шприца дома не нашлось, мать девушки дрожащими руками распилила ампулу инъекционных лекарств и силой заставил Олесю выпить терпкий препарат. «Я думала, что умру, ибо лекарства на вкус такие противные, их же нельзя пить», – делится пережитым Олеся. Борьба с болезнью длилась много лет, и жизнь становилась невыносимой в ожидании боли, нападавший внезапно и коварно.
«Мне все время после таких нападений предлагали сделать операцию, но я не хотела, – продолжает рассказ девушка. – Я и по радио слышала, и в газетах читала, что есть другие способы удаления камню ».
Один дед посоветовал ей есть желчные пузыре кур, которые имели изгнать камни. Те горькие и ядовито-зеленые, которые каждая хозяйка тщательным вырезает из куриной печени. «Я все же не могла накупить столько кур, чтобы съесть их желчные пузыре», – говорит сегодня с юмором Олеся, вспоминая те дни, когда надежда изменений отчаянием, а отчаяние – надеждой, когда находился новый способ. Так, когда знакомая женщина сказала, что нужно съедать ежедневно натощак столовую ложку мака, Олеся снова «уверовала» в метод. «Это сейчас может показаться смешным, а тогда я покупала мак целыми пакетами и каждое утро им запихалася», – невесело улыбается девушка. Еще по одному рецепту исцеления надо было делать йоговские упражнения, также не пропуская ни дня … После года таких «трудов» Олеся почти убедила себя в том, что вылечился. И смело поехала за границу, потому случилась такая возможность. «Там, в Польше, меня и прихватило, – рассказывает Олеся. – А когда привели к польскому врачу в высокий и светлый кабинет, оборудованный компьютером, УЗИ – там даже был аквариум с рыбками! – Я почти убедилась в том, что мои методы помогли. Врач на том УЗИ долго не мог найти, где у меня желчный пузырь, а в нем камень, я, помню, подумала: «Значит, мак подействовал». И как раз в эту минуту моей радости воскликнул: «О, все-таки есть камень!”
Но после того случая Олеся решилась на операцию, которую ей столько раз предлагали. «Я сейчас понимаю, что эта болезнь была моим игом. Я не могла ничего планировать, никуда поехать, потому что всегда думаешь: а вдруг сторону возьмет? А таких нападений случалось не менее пяти в год, и я никогда не знала, когда ждать следующего », – рассказывает девушка о своих мучениях. Поэтому настоящую свободу Олеся почувствовала только после удаления желчного пузыря или холецистэктомии, которую выполнили хирурги Киевской городской больницы № 10. И вот уже пять лет она свободна и от неожиданных приступов боли, и от страха за свою жизнь.
Копченого – ни-ни! Остальные – на здоровье
Алексей Дронов, профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой общей хирургии № 1 Национального медицинского университета им. А. А. Богомольца, который управляет всем хирургическим корпусом Киевской городской больницы № 10 и общается с прессой преимущественно рано, потому что днем ​​имеет три-четыре операции, а в перерывах между ними еще и начитывает лекции, подтвердил, что история Олеси не такая уж неординарная . «К сожалению, далеко не все соглашаются на плановую операцию и предпочитают жить с больным желчным пузырем, – говорит он. – Нам иногда приходится долго убеждать людей, приходящих за помощью, тот, кто желчекаменной болезни, чувствует себя намного хуже того, у кого больной орган удален ».
В этом органе, «прикреплен» к нижней поверхности печени, накапливается желчь, которую вырабатывает печень, и она попадает из него в двенадцатиперстную кишку для переваривания жирной пищи. В том-то и загвоздка: казалось бы, больные, которым удалили желчный пузырь, должны сидеть на диете из вареных овощей, и на самом деле перспективы далеко не такие мрачные. «Таким пациентам, конечно, нежелательно злоупотреблять копченое и жареное, но никаких ограничений мы им не ставим, они не придерживаются диеты, а как нормальные здоровые люди едят всего понемногу», – говорит профессор Алексей Дронов. «Я имею возможность наблюдать за жизнью одной такой личности, которой я сделал холецистэктомию в 13-летнем возрасте. Сегодня этой женщине – 28, она благополучно родила ребенка, живет в свое удовольствие и ни в чем себе не отказывает, – продолжает Алексей Иванович. – В отличие от нее, человек, страдающий от желчекаменной болезни, ничего не может себе позволить – ни съесть жирного, ни уехать в путешествие, потому что в любой момент ее состояние может серьезно ухудшиться ».
«Попью водички – и все растворится»
Но несмотря на все аргументы хирургов, многих людей, которые пытаются избавиться в желчном пузыре, избегая операции, можно увидеть возле источников лечебной минеральной воды в санаториях. «У меня там есть камешек, то мне сказали, что водички этой попью – и он растворится», – радостно говорил один такой больной знакомой в Трускавце. Таким образом действительно можно проводить профилактику желчекаменной болезни, но не тогда, когда камешки уже образовались. Только на стадии застоя желчи в пузыре, когда нарушена его моторика, можно помочь беде с помощью санаторно-курортного лечения. И это все-таки частичная профилактика, потому что застой желчи является только одним из факторов, который провоцирует возникновение камней. А вообще больной орган будет образовывать конкременты.
– Если камни уже в желчном пузыре, избавиться от них можно только удалив сам пузырь, – категорично заявляет Алексей Дронов.
– Алексей Иванович, я слышала, что камни можно «выгнать» как-то из желчного пузыря или растворить, это правда? – Переспрашиваю я профессора.
– Да, растворить в принципе можно. Такие препараты существуют, но они уничтожают далеко не все виды камней, только тридцать процентов их. Но вы поймите, что желчный пузырь, если он болен, вновь образует эти камни, а значит, эти лекарства придется пить всю жизнь. От такого лечения страдать другие органы, а больше – печень, – отвечает Алексей Иванович.
Дело в том, что основными химическими соединениями, входящими в состав конкрементов, является холестерин, соли кальция, белки, в незначительных количествах железо, медь, магний, сера и марганец. За ними камни подразделяют на холестериновые, сложные холестерина пигментно-солевые, пигментные и другие. Растворению же подвергаются только холестериновые камушками. Что касается фитотерапии, то она может только улучшить состав желчи и стимулировать опорожнение желчного пузыря, предупреждая тем самым образование конкрементов. Итак, нет пути, как только к хирургу …
– Как часто люди отказываются от операции удаления желчного пузыря?
– Очень часто. Конечно, человек сам распоряжается своим здоровьем. Но лучше делать эти операции в плановом порядке, тогда мы можем применить любой малоинвазивный метод, то есть избежать большого ущерба для здоровья больного.
– Наверное, люди надеются вылечиться и так, правильно?
– Да. Они едут в Трускавец растворять те камни, идут к бабкам, к дедам, а потом все равно попадают к нам, с панкреатитами (острое воспаление поджелудочной железы. – Авт.), Желтуха, и тогда уже очень тяжело с ними работать, – делится хирург. И продолжает: – А выгнать хоть один такой камешек нереально. Там просто выход только три миллиметра, а они, как правило, больше.
К профессору Дронова часто приходят больные, приносят в мешочке камешки и пытаются доказать, что вывели из желчного пузыря – без всякого хирургического вмешательства. «Но они ошибаются, это каловые камни, – говорит хирург. – Но как мне убедить больных, которые хотят верить в то, что они способны вылечиться без квалифицированной медицинской помощи? ».
Четыре дырочки и видео
По словам профессора Дронова, если не затягивать с операцией, есть возможность удалить желчный пузырь с минимальными для себя последствиями. Холецистэктомия, которую, кстати, считают операцией всего лишь среднего уровня сложности, в больнице № 10 выполняют тремя разными способами – стандартным, лапароскопическим и минилапаротомного. Лапароскопия и является последним, так сказать, словом хирургической техники … У нас подобные операции начали делать в начале 1990-х годов, а в Соединенных Штатах Америки, например, уже сегодня почти девяносто процентов холецистэктомий выполняют лапароскопически.
Название – «лапароскопия» – происходит от слов «живот» и «смотреть», а суть метода в том, что делается не один большой разрез размером в двадцать сантиметров, а четыре маленьких прокола брюшной стенки. Через один из таких проколов вводится тоненькая трубку, по которой входит лапароскоп, к которому подключают маленькую видеокамеру и источник света. Видеокамера передает изображение с эндоскопа на видеомонитор, и хирург видит органы внутри тела. Через остальные проколов вводят специальные инструменты, с помощью которых удаляется больной орган.
Преимуществами метода является то, что после такой операции больной вдвое быстрее выздоравливает, чем после стандартной, у него меньше так называемая операционная травма – количество разрезанных тканей, мышц и сухожильных структур, и практически не бывает послеоперационных осложнений. «После стандартной операции в 5-10 процентах случаев встречаются грыжи, а при лапароскопической холецистэктомии такого почти не бывает», – говорит хирург.
Сам Алексей Дронов с 1990 года делает операции также минилапаротомного методом, при котором применяется не эндоскопическая аппаратура, как при лапароскопической холецистэктомии, а свой набор инструментов, который позволяет при очень малом – три-пять сантиметров! – Разрезе удалить желчный пузырь.
«Эти новейшие методы мы, как правило, используем только при определенных показаниях – например, если болезнь не запущена. А если камни уже застряли в желчных протоках, мини-операции не обойтись – часто приходится делать нормальный разрез, после которого пациент отходит дольше », – говорит Алексей Иванович. И добавляет, что против камней в желчных протоках также передовая методика – экстракция конкрементов эндоскопически, камни добывают из протоков с помощью японского зонда, не делая ни вскрытия. Правда, в тридцати процентах случаев конкременты не удается удалить таким образом, и тогда приходится делать стандартную операцию. Если удается – можно и лапароскопическую …
Хирург остается хирургом – советует не откладывать операцию «на потом». За 22 года хирургической практики Алексею Дронову часто приходилось срочно спасать жизнь тем самим больным, которые в свое время отказались от плановой холецистэктомии. «Желчекаменная болезнь, если вовремя не удалить пузырь, вызывает острые панкреатиты, желтухи, которые, по медицинской статистике, часто приводят к летальному исходу. Вообще я люблю свою работу, но не получаю никакого удовольствия от нее, когда вынужден оперировать больных, которые попадают к нам слишком поздно », – вздыхает профессор.
В Центре хирургии печени, поджелудочной железы и желчевыводящих протоков, который действует на базе десятой больницы, ежегодно делают холецистэктомию более тысячи больным. «Около девяносто процентов больных соглашаются на операцию почти сразу, как мы разъясняем ситуацию, – говорит Алексей Дронов. – Еще пять процентов обращаются к нам после долгих размышлений, а остальные – принципиально против нашей медицинской помощи ». И их, увы, спасти хирург не может. Каждому, как говорится, свой … камень.

Share Button
Top