Рак щитовидной железы-что это такое?

rakЗа 40 лет в 4 раза – такие темпы роста показателя заболеваемости раком щитовидной железы приводит мировая статистика. Конечно, трагическая ситуация заставляет ставить под сомнение эффективность имеющихся методов лечения онкологической патологии и является своеобразной Вавилонской башней, вокруг которой специалисты говорят на разных языках и не могут найти общий язык, ведь каждый предлагает свое решение. Очередную волну дискуссии спровоцировали обновленные рекомендации мировых трудных ассоциаций, которые поставили перед украинскими врачами непростой вопрос: имплементировать их в практику или опираться на собственный многолетний опыт?

Целью документов, для отечественных специалистов превратились в яблоко раздора, конечно же, является поиск оптимальных диагностических и лечебных решений у пациентов с опухолями щитовидной железы. Среди них – рекомендации Американской тиреоидной ассоциации (АТА) по ведению больных с тиреоидными узлами и высокодифференцированная раком щитовидной железы 2014 (предыдущее обновление датируется 2009) Руководство по ведению больных раком щитовидной железы Британской тиреоидной ассоциации (BTA, третье издание, 2014), исторически рассматривается как «пробный камень» и шаблон для европейских и американских рекомендаций; а также обновленные Рекомендации Американской тиреоидной ассоциации по ведению больных с Медуллярная раком щитовидной железы 2014 (впервые изданы в 2010 г.). Перед врачами-эндокринологами, онкологами и хирургами они ставят несколько важных вопросов.

Вопрос первый
Возможно перерождение?
Классическая загадка вселенной: «Что было раньше?» – В онкологии имеет сугубо практический смысл, поскольку от ответа зависят подходы к профилактике и диагностике рака щитовидной железы. И сформулировано этот вопрос так: рак – это первичная злокачественная опухоль или малигнизация доброкачественных новообразований?

Еще несколько лет назад позиция отечественных специалистов был однозначным: рак рассматривался отдельно от доброкачественных опухолей. Однако увеличение объемов материала для наблюдений имеет и свои плюсы, поскольку стимулирует развитие науки. И сегодня большинство специалистов убеждены, что доброкачественных и злокачественных опухолей – это стадии одного процесса.

«Для оценки возможностей процесса малигнизации очень важным является вопрос генеза опухоли щитовидной железы. На уровне генома это прежде всего многоступенчатая активация протоонкогенов. Они являются частью генома и в обычном состоянии ведут себя спокойно, можно сказать, «дремлют». Их активация может наблюдаться под влиянием или мутации генов, или хромосомной транслокации, что приводит к неконтролируемому росту клеток и появления злокачественной опухоли », – рассказывает Юрий Караченцев, директор ГУ« Институт проблем эндокринной патологии им. В. Я. Данилевского АМН Украины », Заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор медицинских наук, профессор.

Для подтверждения своей точки зрения Ю. Караченцев привел результаты исследований Вадима Хазиева, заведующего отделением эндокринной хирургии и гинекологии ГУ «Институт проблем эндокринной патологии им. В. Я. Данилевского АМН Украины », кандидата медицинских наук. Ученый выяснил: в некоторых фолликулярных аденомах щитовидной железы содержатся очага злокачественных клеток. То есть зачатки преобразования доброкачественной опухоли в злокачественную. Такие данные заставляют расценивать узловое новообразования как фактор онкологического риска.

Кстати, такого мнения придерживался и корифей отечественной экспериментальной онкологии, академик, профессор Леон Шабад, который выделял четыре фазы канцерогенеза:

I – неравномерная диффузная гиперплазия;

II – очаговая пролиферация;

III – доброкачественные опухоли;

IV – злокачественная опухоль.

Share Button
[an error occurred while processing the directive]