Житомирская область: донорская кровь в Украине может быть безопасной

донорская кровь в Украине может быть безопаснойК сожалению, не единичны случаи, когда больные, получающие препараты крови, заражаются гепатитами В и С. Но в последнее время ситуация на Житомирщине начала исправляться. Каким образом удалось минимизировать риск заражения, сообщает в своем интервью «ВЗ» главный врач Житомирского областного центра крови, президент ассоциации служб крови Украины Анатолий ЧУГРИЕВ.

– Проблема вирусной безопасности донорской крови – сложная в мировой трансфузиологии. А контроль за безопасностью донорской крови – процесс многоступенчатый. Во-первых, это тщательный отбор доноров, в которых не должно быть так называемых рисков поведения, которые могли бы привести к заражению. Я говорю о наркомании, гомосексуализм и т.д.. К группе риска следует отнести и людей, которые получают какие-либо препараты (не обязательно наркотики) внутривенно, а также переболевшие туберкулезом и гепатитами. В Житомирском центре крови создан реестр лиц, которым отказано в донорстве по медицинским показаниям (в них обнаружены маркеры вирусных инфекций), и прежде всего мы проверяем человека, желающего сдать кровь, по данным реестром.
Следующий этап – это тестирование крови на инфекции, передающиеся через кровь: ВИЧ, сифилис, гепатиты В и С. Это наиболее критический этап, поскольку распространенность ВИЧ и гепатиты среди доноров Украины – самая высокая в Европе! В частности, у нас распространенность ВИЧ-инфекции среди доноров в 5 раз выше, чем в соседней России. Понятно, зараженную кровь мы уничтожаем.

ЛП Но при этом заражение происходят. Не потому, что кровь исследуется старинке?
– Действительно, огромное значение имеет то, чем мы тестируем, на каком оборудовании и на каких тест-системах. Замечу, что тест-система отбирает Минздрава для всей Украины. Проводится тендер, победитель которого и поставляет тест-системы всем службам крови.

Существует несколько методов тестирования крови: иммуноферментный анализ, определяет антитела к вирусу, который попал в организм человека, и его модификации, то есть так называемый хемилюминесцентный анализ – в его основе лежит опять-таки иммуноферментный анализ, но этот метод на два порядка чувствительнее, чем первичный. В прошлом году мы получили от Минздрава аппарат для тестирования крови именно таким методом. Следующий, более прогрессивный, метод, принципиально отличается от двух предыдущих, – это метод генодиагностики или полимеразной цепной реакции, непосредственно, а не через маркеры, определяет ДНК и РНК самых вирусов, попавших в организм человека. Он «видит» вирус уже на 3-6-й день с момента попадания в организм человека, в то время как хемилюминесцентный – на 15-20-й день. Этот метод недешевый и для него требуется специальное оборудование. Страны, которые пытаются предотвратить высокой распространенности инфекций среди доноров, используют оба указанных метода.

ЛП ли используется метод полимеразной цепной реакции в службах крови Украины?
– Только в трех регионах, включая Киев. А менее дорогой, хемилюминесцентный, – лишь в 10-ти. Житомир входит в эту десятку.

ЛП Как обстоят дела в других странах?
– Недавно я имел возможность ознакомиться со службой крови Казахстана (в ходе международной конференции трансфузиологов, проходившей в Астане). После массового заражения детей ВИЧ в 2005 году Казахстан полностью перешел на новые методы исследования всей донорской крови: сначала ее исследуют сверхслабым методом и выбраковывают зараженную, а та, что осталась, проходит генодиагностика. Нашлись деньги – и теперь в этой стране с донорской кровью все в порядке!

ЛП Сколько денег нужно найти Украине, чтобы исправить ситуацию?
– Соответствующие расчеты уже сделаны. Они введены в проект программы «Здоровье нации-2020». Согласно им в течение 7 лет в службе крови необходимо «влить» 7000000000 гривен – по миллиарду в год. Но это только проект, который еще не подавали в парламент.

ЛП Применяется в украинских службах крови вирусинактивация?
– Нет. А вот в Европе за год переливается до 5 миллионов доз плазмы, обработанной по такому методу. Этот же метод используется при производстве препаратов крови на крупных предприятиях.

В Украине же все еще применяется 180-дневный карантин доноров. Но этот метод уже дискредитирован, в частности потому, что принудительно протестировать человека через 180 дней мы не имеем права по закону, а прийти на повторное обследование через полгода согласен далеко не каждый.

ЛП Случаются в клиниках Западной Европы, где применяются все перечисленные методы обеспечения безопасности донорской крови, случаи заражения больных при введении им компонентов крови?
– Нет, не регистрируются. Но такой эффект достигается еще и благодаря тому, что там соблюдаются все правила вирусной безопасности донорской крови и ее компонентов, в частности применяют их по показаниям. Ведь лишние переливания – лишний риск. Нужна соответствующая политика клинического использования компонентов крови, и этого требует Всемирная организация здравоохранения. Мы у себя в регионе такую ​​политику проводим. В Житомирской области введен единый порядок исследования пациентов и доноров на наличие антигенов еще в 2006 году. В области создан комитет по трансфузионной медицины. Он определяет стратегию развития клинической трансфузиологии. Так вот, его исследования показали, что используется не по назначению почти 20% эритроцитной массы, 17% свежезамороженной плазмы и 15% альбумина. При существующем уровне диагностики крови – риск возрастает в десятки раз! Мы разработали соответствующее положение, которым теперь пользуются все касаются этой проблемы специалисты. С 2002 года работает система контроля качества донорской крови и ее компонентов – стандартизированный продукт всегда безопаснее.

Сейчас нашим путем готова идти все службы крови Украины: в мае этого года на базе Житомирского областного центра крови проводиться курсы трансфузиологов, где мы поделимся накопленным опытом.

ЛП Хватает вашему центру крови доноров?
– К сожалению из-за несовершенства методов тестирования ежегодно по донорству идут до пяти тысяч так называемых «ложноположительных» лиц. То есть, у них в крови вирусов нет, но их ошибочно «нашли». Так что неправы те, кто говорит, что у нас не хватает доноров – просто мы неправильно используем.

Еще один интересный аспект: в развитых странах Европы на 1000 населения переливается в среднем 35 доз эритроцитов в год, а у нас – всего 8. При этом 25% эритроцитов списывается и уничтожается после истечения срока годности. Почему? Потому что нет высоких технологий лечения! Нет даже банка доноров. А чтобы его создать, нужна молекулярно-генетическая лаборатория.

Share Button
[an error occurred while processing the directive]